Главная страница |   Словарь финансовых терминов |   Услуги банков |   Законодательные акты |   Экономическая литература |   Публикации и статьи
   Про кредиты

Чем грозит просрочка платежа по кредиту?

Берем созаемщика по кредиту

Как избежать проблем при погашении кредита

Как получить кредит без подтверждения дохода

Ответственность поручителя по кредиту

Отличия потребительского кредита и кредитной карты

Мошенничества при получении кредита

Как пользоваться кредитной картой


   Про автокредиты

Новый вид автокредита – «без документов»

Автокредит: особенности погашения

Автокредит по программе BuyBack


   Про биржи

Биржи и принципы биржевой торговли

Основные виды биржевых операций

Работа лондонской биржи металлов

Фондовые биржи

Купить духи оптом для великолепного образа.

Деньги, налоги, кредиты на Руси


П. А. Хромов "Экономическая история СССР. Первобытно-общинный и феодальный способы производства в России"
Москва, "Высшая школа", 1988 г.
Глава седьмая

продолжение ...

Вернуться в начало главы...

Накануне крестьянской реформы в 1860 г. был создан Государственный банк. Первый Акционерный коммерческий банк был открыт уже после крестьянской реформы.
Организация государственных банков для обслуживания в первую очередь землевладельцев-дворян, а также (в меньшей мере) растущей промышленно-торговой буржуазии, возросшее значение коммерческого и наличие ростовщического кредита - характерные черты кредитной системы феодально-крепостнической России XVIII и первой половины XIX в., отражавшие противоречия ее экономики.
Возникновение государства у восточных славян, как и у других народов, обусловило взимание налогов с населения, которые были совершенно неизвестны родовому обществу. Развитие феодальных отношений, феодальной формы эксплуатации в Киевском государстве расширяло систему налогов, сборов, повинностей и т. д. Древнейшей формой эксплуатации населения, встречавшейся еще в дофеодальный период, была дань, представлявшая собой нередко своеобразную контрибуцию с покоренных племен. Образование государства у восточных славян обусловило превращение дани в постоянную, правда весьма примитивную, государственную подать, слившуюся по мере развития феодализма с феодальной рентой в том случае, когда дань уплачивалась землевладельцу-феодалу.
В период раннего феодализма помимо дани, платежей центральной великокняжеской власти, существовали и другие феодальные повинности, в частности оброки. В исторических памятниках термины «оброк» и «дань» употребляются и как тождественные понятия: «дани и оброки не имати», «денег-де собрано данных и оброчных», «ни оброков, ни дани не платят» и т. д.
Дань как одна из форм эксплуатации населения упоминается в исторических памятниках на протяжении почти всего феодального периода. «Повесть временных лет» сообщает, что, как правило, третью часть дани брал князь, а остальные две трети шли Киеву (1). По мере развития феодализма и экспроприации земельной собственности у свободных землевладельцев дань часто сливалась с феодальной рентой; одновременно под термином «дань» понимался налог или совокупность налогов, которые феодально зависимое население платило верховной власти - в княжескую и позднее в государственную казну.
Согласно летописи, дань бралась с плуга, «дыма» и в некоторых случаях с человека, иногда с «дворища» (объединение нескольких «дымов»). Тот факт, что дань уплачивалась преимущественно от «рала», земледельческого орудия, плуга, а также с «дыма», свидетельствует, что главным занятием восточных славян в то время было сельское хозяйство.
В Древней Руси наблюдались в элементарном виде формы обложения населения, получившие широкое развитие в позднейшее время. Иногда князья получали дань «по беле», «по куне», «по щелягу». Размер ее был неодинаков. Так, Новгород платил «гривен 300 на лето», радимичи - столько, сколько они платили хазарам, а северяне - меньше. Дань взималась в натуре и в деньгах.
Новгород платил киевскому князю дань до 1015 г., а затем прекратил ее уплату, что явилось первым признаком начавшегося отделения Новгорода от Киевской Руси. Киевская Русь знает кроме дани и другие повинности: радимичи, например, «платят дань и повоз везут». Население уплачивало «виры», «продажи», «выводную куницу» и т. д.; оно облагалось в некоторых случаях и чрезвычайно экстренными сборами. По политическим мотивам для части плательщиков размер дани иногда снижался.
Дань в период Киевской Руси, хотя и сливалась в некоторых случаях с феодальной рентой, продолжала быть примитивной формой налогообложения населения центральной, великокняжеской властью, а оброки уже в тот период были формой феодальной ренты. Если в XI в. дань взималась в ряде случаев деньгами, то феодалам
----------------------------------------------
1. См.; Повесть временных лет. М., 1950. Ч. I. С. 241.
----------------------------------------------
уплачивалась примитивная отработочная рента, частично продуктовая. Князья как собственники земли получали от своей земельной собственности феодальную ренту. Вместе с тем в княжескую казну поступали кроме дани и другие сборы с населения: «тамга», «повоженная куница», «корм» данный и таможенный, «волостелин корм» и т. д.
В период феодальной раздробленности князья получали доходы в виде различных «мытов», а также судебных пошлин: «пересуд», «татин» рубль, «вина», «поличное», «безадщина» и упоминавшиеся нами ранее многочисленные торговые пошлины.
В эпоху монголо-татарского владычества дань, или «ордынский выход», уплачивали феодальные княжества, на которые распалось Киевское государство. Эта дань ложилась тяжелым бременем на податное русское население, обремененное к тому же различными феодальными повинностями. В 1257 г. «приде весть из Руси зла, яко хотят Татарове тамгы и десятины» (1). Огромной данью облагали монголы и другие покоренные народы Закавказья, Средней Азии и т. д. Так, проведя перепись населения в Грузии, монголы обложили его сельскохозяйственным налогом в пользу хана, торговым налогом и специальным налогом в пользу местных монгольских должностных лиц.
На Руси татары провели несколько поголовных переписей населения, поставив над ним надзирателей, наместников хана, с военными отрядами. Вначале татары брали с населения десятину, а затем ввели поголовную дань (от которой освобождалось духовенство). Первое время они сами собирали дань, а потом отдали сбор ее откупщикам-баскакам - хивинцам, хазарам, евреям. Сбор дани сопровождался неимоверными жестокостями, несостоятельных плательщиков уводили в рабство.
Дань собиралась преимущественно мехами и деньгами. Например, ханы Кукж и Батый требовали, чтобы каждый человек мужского пола, какого бы возраста он ни был, отдавал в качестве дани медвежью, бобровую, соболью, хорьковую и лисью шкуры.
Русский народ обязан был не только платить татарской орде дань, но и выполнять другие сборы и пошлины,
-----------------------------------------
1. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М., 1950. С. 82.
-----------------------------------------
другие обременительные повинности: «почестье» (сбор корма для ханских чиновников»), «ям» (обязанность населения поставлять лошадей) и т. д. Всю тяжесть различных татарских податей и повинностей господствующий класс перекладывал на трудовое население - крестьян и ремесленников. Как писал летописец, «творяху бо бояре легко, а меньшим злое» (1). Непосильная дань была причиной выступлений крестьянства и городских низов против монгольского владычества: восстания в Новгороде в 1259 г., в Суздале, Ростове, Ярославле в 1262 г. Именно в результате этого сопротивления в конце XIII и начале XIV в. исчезли татарские сборщики податей, и русские князья сами стали собирать дань для отправки ее в Орду.
Феодальные князья соперничали друг с другом в получении «ярлыка», т. е. права доставлять в Орду дань; тот из князей, который обязывался давать в Орду большую сумму дани, получал «выход». Каждый князь в своем княжестве самостоятельно собирал дань и отдавал часть ее в казну великому князю, часть шла Золотой Орде.
Из договорных грамот князей видно, каким образом происходил сбор дани, каков был порядок посылки даныциков и т. п. В договорной грамоте великого князя Дмитрия Донского с князем Владимиром Андреевичем {1388 г.) указывается на то, чтобы посылать даныциков князьям вместе в города и станы.
Дмитрий Донской вносил в Орду около 5 тыс. руб., а Василий II по присоединении к Великому княжеству Нижнего Новгорода, Мурома и Мещеры - 7 тыс. руб. По тому времени это были очень большие суммы. Князь Владимир Андреевич, распределяя свое имущество в духовной грамоте (1410г.), определил, что его жена и дети должны вносить со своих уделов в ордынский «выход» 5 тыс. руб.
По мере образования централизованного Русского государства вокруг Москвы "выходы" в орду стали уменьшаться, а затем прекратились, и ордынская дань переходит в начале периода ликвидации феодальной раздробленности в казну московского князя.
В некоторых феодальных княжествах дань собиралась по сохам. В. Н. Татищев приводит сообщение о сохах, относящееся к 1275 г., из которого следует, что
---------------------------------------
1. История СССР. М., 1948. Т. I. С. 153.
---------------------------------------
великий князь Василий Ярославович возил в Орду дань по полугривне с сохи, а в сохе числилось «два мужи работники» (1). Татарский хан Едигей в письме к великому князю Василию Дмитриевичу (сыну Дмитрия Донского) упрекает его за то, что он не прислал дани, хотя и собирал во всех своих владениях по рублю серебра с двух сох. Согласно собранию государственных грамот и договоров, этот же князь завещал сыну и княгине наложить дань на волости и села «поблюдем по силе», а несколько позднее князь Василий Васильевич пишет, что княгиня и дети его после получения уделов должны описать и обложить их «по сохам и по людем».
Таким образом, оклады производились по сохам, людям и по силе. О происхождении и содержании понятия «соха» до середины XVI в. в историко-экономической литературе нет единого мнения. Одни ученые считают, что соха была определенной единицей земли, с которой уплачивали государевы подати, другие - что в древнее время соха определялась не количеством земли, а особенностями хозяйства, и, наконец, третьи - что соха определялась количеством труда. Несостоятельность многих исследований о сошном письме была в том, что они пытались отыскать единую окладную податную единицу на Руси для периода, когда страна представляла собой несколько феодальных княжеств, полугосударств, каждое из которых имело свои особенности.
В период феодальной раздробленности характер сохи и ее размер в различных княжествах не могли быть одинаковы. Неоднородность принципов обложения в таких условиях вполне естественна. При этом обложение по сохам едва ли может быть противопоставлено обложению по людям и силе, так как соха в тот период, судя по документам, вероятно, определялась количеством рабочей силы, потребной при обработке определенной земельной площади. Иван III по присоединении Новгорода к Москве брал со всех волостей новгородских по полугривне с сохи и с одерноватых.
Надо указать, что отдельные группы феодального крестьянства облагались податями неодинаково. Так, половники государевых податей часто не платили, а если их привлекали к уплате, то, как правило, в умень-
-------------------------------------------------
1. Татищев В. Н. История Российская с самых древнейших времен. СПб., 1784. Кн. IV. С. 47.
-------------------------------------------------
шенных размерах. В документе первой половины XV в. читаем: «В соху два коня да третье припряжь... невод за соху, лавка за соху, плуг за две сохи, кузнець за соху, четыре пишци за соху, лодья за две сохи... а кто сидит на исполовьи на том взяти за полосохи» (1).
В Новгородской земле в XIV - XV вв. кроме дани («поралья») были и другие налоги и повинности: «черный бор», городное дело, подводная и кормовая повинности. Единицами обложения в Новгородской земле были обжа и соха, количественно отличная от московской сохи. В грамоте Новгородского веча говорится, что соха равняется двум коням «да третье припряжь», и указывается отношение к сохе других объектов обложения: лавок, лодок, неводов и т. д.
Ликвидация феодальной раздробленности приводит к постепенному уничтожению самостоятельных, особенных податных единиц в отдельных княжествах, к распространению на присоединенные княжества налоговых порядков московского правительства.
В конце XV в. московская соха была введена и на вошедших в состав Московского государства землях - в бывших княжествах Ярославском, Тверском и др.
Феодальным княжествам, этим полугосударствам, имевшим свои войска и таможенные границы, были присущи определенные особенности и во взимании податей, и в денежном обращении. Лишь по мере ликвидации феодальной раздробленности складывалась известная централизация в финансово-налоговом деле. Постепенно большая московская соха вытесняла окладные единицы («выти», обжи, «луки», местные сохи), применявшиеся в различных районах страны, хотя местные особенности во взимании государевых налогов продолжали существовать.
В 1551 г. была установлена общая для всех областей единица государственного обложения податью - соха. Этой реформой определялся твердый размер сохи: для «черных» земель - 500 четей (четвертей) доброй земли, 600 средней и 700 худой, для монастырских, церковных и дворцовых - соответственно 600, 700 и 800 и для служилых (поместных, вотчинных) - 800, 1000 и 2000 четей.
Таким образом, количество земли, положенной в соху, колебалось в зависимости от качества земли. Земли,
-------------------------------------------
1. Акты Археографической экспедиции. СПб., 1836. Т. I. № 32. С. 24.
-------------------------------------------
которых было меньше положено в соху, облагались более высокой податью. Так, «черные» земли, т. е. общинные, крестьянские земли, которых клалось в соху 500 четей, были обложены наивысшей нормой подати, вотчинные и поместные - наименьшей. Однако это не значит, что феодальное крестьянство вотчин и поместий подвергалось меньшей эксплуатации. Ведь оно кроме государевых податей платило огромную феодальную ренту в форме барщины или продуктовой ренты.
Эксплуатация черносошного крестьянства с его общинной организацией отличалась от эксплуатации владельческих крестьян. Крестьянская община (волость, погост) пользовалась правом раскладки и сбора налогов в пользу князя. В податях черносошного крестьянства налог и феодальная рента совпадали.
После реформы сошного письма поземельный характер посошного обложения сделался более четким. Это вполне соответствовало экономике Московского государства, в котором земледелие составляло основу хозяйства. Именно к пашне, к определенному количеству четей пашни приравнивались условно и другие объекты обложения: мельницы, лавки, лодки, число дворов в посадах. В основе сох, различных по размеру до реформы 1551 г., в итоге лежало известное количество земли, которое мог обрабатывать один или несколько человек, с одной или несколькими лошадьми. Поэтому до введения большой сохи размер запашки, по-видимому, являлся важным показателем, так как определял тяглоспособность плательщика.
Создание централизованного государства характеризуется большими изменениями в финансово-налоговой системе: введением общей для всего государства единицы обложения, ростом денежных налогов и отменой «кормлений», расширением денежной ренты, усилением финансово-налоговой централизации и т. д. «Кормы» были известны еще Киевской Руси. «Русская Правда» определяла размер «корма», «вирнику» количеством кур, хлеба, солода и т. д. «Кормленная» система - одна из форм феодальной эксплуатации «черных» крестьянских волостей и посадского населения, в которой сливались вместе и феодальная рента, и государственное обложение. Доходы наместников и волостелов образовывались из «въезжего корма», торговых, судебных и других сборов. В некоторых княжествах наместники получали лишь часть доходов с «кормлений». Так, в середине XIV в., согласно Собранию государственных грамот и договоров, в уделе великого князя Симеона наместники брали часть «корма» себе, а остальную должны были вносить в великокняжескую казну. «Корм» взимался вначале натурой, и его размеры не были регламентированы. В дальнейшем господствующий класс был вынужден взимание «кормов» регламентировать.
Рост денежных отношений и возникновение денежной ренты способствовали замене натуральных «кормов» денежными взносами, в 1556 г. при Иване Грозном «кормления» были отменены. В результате этого служилые люди стали получать денежное жалование, население же вместо «кормов» платило денежный налог («окуп», «откуп») в государеву казну. Размер «кормленного откупа» был неодинаков в посадах, «черных» и частновладельческих землях. В поместных и вотчинных землях он равнялся 42 алтынам 4 деньгам с сохи, в дворцовых - 21 алтыну 2, деньгам с сохи (1).
Вторая половина XVI в. характеризуется новым усилением эксплуатации феодального населения и переводом части налогов и повинностей с натуральных в денежные. В 1550 г. было принято решение о переводе «повоза» на деньги, за «повоз» брали по 2 алтына со двора. Однако в условиях недостаточно развитых товарно-денежных отношений платить денежные взносы было очень трудно. Недаром Еразм предлагал в целях облегчения «ратаев» (крестьян) брать с них не деньги, а натуральный оброк в размере 1/5 урожая.
Войны, и тяжелейшая из них Ливонская, потребовали огромных расходов. Феодальная эксплуатация возрастала. Крестьянство обременялось уплатой непосильной ренты и государственных налогов, число которых резко увеличилось.
Характер налогов и повинностей в большинстве случаев указывал на связь их с войнами: «пищальные» деньги - на покупку огнестрельного оружия, «ямчужные» - на изготовление пороха, городовое и засечное дела - строительство укреплений на окраинах страны, «полоняничные» - на выкуп русских из плена, «писчая белка» - пошлина, бравшаяся при переписи земель.
Основные государственные подати взимались с сохи. С сохи уплачивались ямские деньги, «полоняничные»,
-----------------------------------------------
1. См.: Веселовский С. Б. Сошное письмо. М., 1915. Т. I, С. 138.
------------------------------------------------
ратная повинность, «ямчужные», стрельцам - хлебное жалованье и т. д. Казачий «корм», называвшийся позднее стрелецким хлебным запасом, платили все категории крестьянства: одни - деньгами, другие - хлебом. В наибольшей степени прямыми налогами были обложены черносошные крестьяне, у которых на соху приходилось платежей в несколько раз больше, чем на частновладельческих и дворцовых землях. Так, крестьяне поместий и вотчин не платили данных и оброчных денег, внося большую ренту феодалам.
Многочисленные войны, эпидемии, последствия опричнины, рост феодальной эксплуатации - все это обусловило глубокий хозяйственный и финансовый кризис в Московском государстве в конце XVI в., результатом которого было сокращение пахотной земли, рост цен на хлеб, увеличение числа пустых дворов. Последнее обстоятельство еще более способствовало резкому росту налогов и повинностей оставшегося тяглого населения. Трудно вычислить, какую часть прибавочного и необходимого продукта забирала у крестьянина во второй половине XVI в. феодальная монархия в форме податей, а землевладельцы - в виде ренты. Н. А. Рожков полагал, что государство брало у земледельца в степи до 80-х годов 11-5,8 % его валового дохода, а позднее - 26,1 - 13,8 %, в Центре и Прикамье - 5,8, а потом - 13,9, в Западном Полесье - сначала 6,8, потом 16,2 %. Землевладельцы взимали с крестьян в виде денежного оброка в степи 16,6-8,8 %, в Центре и Прикамье - 8,8 %, в Западном Полесье - 10,3 % валового дохода. В результате Н. А. Рожков делает вывод, что «в 50-70-х годах и государство, и землевладельцы в общей сложности брали с крестьянина не более 30 % его валового дохода», «в 80-90-х годах - обыкновенно 15- 26 %, редко более 40 % с лишком» (1). Эти данные скорее приуменьшены, но и они свидетельствуют о возросшей в конце XVI столетия эксплуатации крестьянства. В результате огромного роста государственных налогов и феодальной ренты деревня беднела: в расчете на один двор размер пашни, составлявший в 70-х годах 12,3 десятины (в трех полях), понизился в конце века вдвое - до 6,5 десятины.
--------------------------------------------
1. Рожков Н. А. Сельское хозяйство Московской Руси в XVI веке. М., 1899. С. 263.
----------------------------------------------
Период феодальной раздробленности на Руси характеризовался значительной политической и экономической самостоятельностью вотчины: многие вотчины, в особенности монастыри, имели иммунитет в области налогов. Вотчина, наделенная тарханной грамотой, пользовалась податным иммунитетом. Льготные грамоты в отличие от тарханных в большинстве случаев предоставляли вотчине податные льготы на определенное время и вызывались специфическими обстоятельствами. Иногда вотчина освобождалась не от всех податей. Князья нередко нарушали льготные грамоты, выдавая, как Писалось тогда, «грамоты на грамоты».
Особенно широко тарханными грамотами пользовались крупные церковные и монастырские вотчины. Освобождение крестьянства и ремесленников в вотчинах от государевых податей давало возможность феодалу, имевшему тарханную грамоту, забирать себе и ту часть прибавочного продукта, которая шла в вотчинах, не имевших тарханных грамот, государству в виде налогов.
Создание централизованного государства усиливало центральную власть не только политически, но и экономически: податные привилегии вотчинников были уменьшены, а затем отменены. Отбираемый у феодального крестьянина прибавочный продукт перераспределялся в пользу центральной власти. Проблема заключалась в распределении прибавочного, а часто необходимого продукта между феодалом и феодальным государством, которое претендовало на изъятие известной части продукта, По мере закрепощения крестьянства феодальное государство делает землевладельцев ответственными перед казной за уплату крестьянами их вотчин государственных податей и за выполнение повинностей. Это право землевладельцы использовали для усиления эксплуатации крестьян. Феодалы, заинтересованные в получении возможно большей ренты со своих крепостных, нередко добивались уменьшения государственного налога, доказывая казне, что их крестьяне обложены по письму «тяжело», и присваивали разницу себе.
Посошная подать лежала в основе обложения преобладающей части ремесленного и торгового населения, проживавшего в посадах, кроме «обельных», «белых» и «оброчных» дворов. Число дворов, входивших в соху, было весьма различно. В Серпухове было положено средних - 50 - 52 двора на соху, а «молодчих» - 75-76 дворов (1). В псковских пригородах в начале второй половины XVI в. посады были обложены так: «В Изборске 57 дворов положено в 5/8 сохи... в Вороначе 371 двор... в 4/5 сохи; во Вреве 105 дворов... положено в 1 соху; на Опочке 172 двора - в 2 сохи; в Себеже 75 дворов - в 1/2 сохи» (2) и т. д.
Сошная подать, таким образом, лежала и в основе обложения большей части посадского населения в виде дворовой сохи. С сохи уплачивались «данные», ямские, «приметные» и другие деньги (20 руб.), «полоняничные» деньги (2 руб.); «пищальные» же деньги платили иногда с сохи, а иногда и со двора. Вообще в обложении посадов было много местных особенностей. Для населения, занимавшегося одновременно земледелием и торгово-ремесленной деятельностью, применялась так называемая комбинированная соха.
В доходах государства значительную роль в XVI в. продолжал играть оброк с пустовавших земель, промыслов и т. д. Кроме того, население платило еще и различные торговые пошлины.
Феодальная монархия по мере окончательного закрепощения крестьян сделала землевладельцев ответственными перед казной за уплату государевых налогов крестьянами их вотчин и поместий, платившими подати по принципу круговой поруки - «мира», «кости» и т. п. Феодалы использовали возложенную на нкх ответственность за уплату их крестьянами податей и повинностей для еще большего усиления эксплуатации. После крестьянской войны и польско-шведской интервенции экономическое и финансовое состояние страны было очень тяжелым. Правительство принимает меры к восстановлению прежде всего дворянского хозяйства и выясняет тяглоспособные силы страны. С этой целью проводится ряд переписей. Переписи проводились на Руси и раньше. После переписи в середине XVI в., в частности, была введена как податная единица большая московская соха. Любопытно, что феодалы-землевладельцы, как светские, так и духовные, принимали меры, чтобы уменьшить по переписи число крестьян в своем поместье или вотчине и показать больше пустующих
--------------------------------------------
1. См.: Чечулин И. Д. Города Московского государства в XI веке, СПб., 1899. С. 178.
2. Веселовский С. Б. Сошное письмо. Т. II. С. 296.
---------------------------------------------
земель. Делалось это для того, чтобы вотчина меньше платила государственных податей и тем самым землевладелец мог получать больше феодальной ренты. Одновременно землевладельцы записывали часть своих крестьян бобылями, поскольку бобыли или освобождались от государственных податей и повинностей, или платили в меньшем размере (1).
Дозорщики (лица, переписывавшие земли), составлявшие дозорную книгу, писали: «Дворяне и дети боярские и монастыри крестьян своих у дозорщиков во 128 году утаили, а которых и не утаили, и оне крестьян своих писали для тягла бобылями» (2). Крестьянские общины также старались при переписях показать больше необработанных, пустующих земель с той же целью.
Недостатками переписи было то, что «подати емлют с иных по писцовым книгам, а с иных по дозорным, а иным тяжело, а иным легко... дозорщики, которые после Московского разоренья посыланы по городам будучи... писали по дружбе и за иными легко, а за иными по не дружбе тяжело, и от того Московского государства всяким людям скорбь конечная... многие посадские люди замосковских и заукрайных городов», чтобы избавиться от платежа податей, оставили свои места жительства и поселились в Москве и ее пригородах «...у племяни и у дружен... другие посадские люди пошли в кабалу к боярам и лицам других сословий» (3). Дозорные книги свидетельствовали о разорении важнейших районов страны.
Сошное письмо все более не удовлетворяло интересы господствовавшего класса, поэтому правительство искало новые формы получения доходов с населения. Так, оно часто прибегало к чрезвычайным налогам, взимавшимся главным образом с ремесленно-торгового населения посадов. В 1614 и 1615 гг. Собор вынес постановление о сборе пятой деньги; во второй половине века экстренные денежные сборы собирались еще чаще. По-
-----------------------------------------
1. И воинские повинности бобыли выполняли в меньшем размере. Летопись сообщает, что воинские повинности распределялись так: «з десяти сох конь, а с сорока роублев конь и человек в доспехе, а бобыли пеши люди» (Псковские летописи. М.; Л., 1941. Вып. 1. С. 84).
2. Дьяконов М. Очерки из истории сельского населения в Московском государстве. С. 216.
3. Там же.
------------------------------------------
сошное обложение сильно выросло, особенно в 30-е годы, с введением стрелецких денег. Феодальная эксплуатация населения увеличивалась, так что размер налогов, падавших на соху, перед отменой сошного письма был значительно больше, чем в конце XVI в. Росли недоимки по налогам.
Крестьянство, изнывавшее под тяжестью феодальной ренты, государственных податей, всячески стремилось освободиться от платежа сошного письма за пустые «выти», т. е. за необрабатываемые земли разбежавшихся крестьян; в свою очередь и посадские люди пытались освободиться от податей по сошному письму. Противоречия феодальной экономики заставляли изыскивать новые формы обложения и получения доходов.
С целью увеличения числа плательщиков налогов правительство начинает переходить от обложения по сохам к обложению по дворам через так называемую переходную единицу - «живущую четверть» (1), состоявшую из некоторого числа крестьянских и бобыльских дворов, сочетавшую принцип обложения по земле с учетом наличных дворов. Была проведена повторная перепись. В ходе нее создавались переписные книги (при предыдущих переписях - писцовые), в которых на первый план выдвигался учет численности дворов, населения, а в писцовых книгах учитывались пашни, сенокосы и т. д.
Именно в экономических условиях надо видеть причины отмены сошного письма, а не в разрушении исконных порядков мирской раскладки податей, как считал С. Веселовский в «Сошном письме». В указе о введении подворного обложения подчеркивалось, что
--------------------------------------------
1. В. Сергеевич считал, что уже со второй половины XVI в. «рядом с сохой появляется и другая окладная единица - четь, т. е. живущая четверть земли» (Сергеевич В. Древности русского права. СПб., 1903. Т. III. С. 336).
Отдельные налоги, например «подымный» сбор, уплачивались, действительно, и до введения «живущей четверти» по дворам, но систематически учет численности наличных дворов при обложении начал применяться лишь в первой половине XVII в.
П. И. Лященко время введения «живущей четверти» относил то к первым годам после избрания Романовых (см.: Лященко П. И. История народного хозяйства СССР. М., 1952 т I С 284) то к 1646 г. (Там же. С. 300).
---------------------------------------------
новый оклад «велено положить земским старостам и выборным людем за верою на посадцких людей по торгом и по промыслом и по пожиткам, а на волостных крестьян по землям и по тяглу и по угодьям, чтоб богатые люди перед убогими в избылых не были, а убогие перед богатыми во отяхчении не были». Действительность была далека от этих намерений.
Выгодные для правительства круговая порука и принцип разверстки налогов «по животам и промыслам» между плательщиками сохранились.
В результате этой реформы старые налоги (стрелецкие деньги, данные, оброчные и др.) заменились подворным обложением под названием стрелецкой подати; некоторые из прежних налогов («пищальные», засечные и др.) были отменены. Из прежних налогов сохранились «полоняничные» деньги, слившиеся с «ямскими». Стрелецкий хлеб, уплачивавшийся отдельными категориями крестьян (вотчинными, поместными, монастырско-церковными) в натуре, был также разверстан по дворам.
Введение подворного обложения расширило число налогоплательщиков, усилило эксплуатацию феодального населения. В частности, этой реформой непашенные бобыли приравнивались в податном отношении к крестьянам, в то время как ранее они как нетяглые люди не учитывались в сошном письме. Непашенные бобыли, как правило, тягла не тянули; что же касается пашенных бобылей, они резко не отличались в податном отношении от крестьян.
Ремесленно-торговое население посадов кроме выполнения государева тягла - уплаты постоянных «ямских» и «полоняничных» налогов, стрелецкой подати и других - обязано было платить (в особенности во второй половине XVII в.) различные чрезвычайные налоги: пятую, десятую, пятнадцатую деньгу с дохода и «запросные» деньги. Первоначально пятинные деньги должны были уплачивать только торговые, люди. Но потом эти деньги превратились в обыкновенный налог, взимавшийся с «животов и промыслов», т. е. по принципу примитивного своеобразного подоходного обложения не только посадского, но и деревенского населения.
«Запросные» деньги вначале платили лишь ремесленно-торговые люди, посадское население, но иногда и все тяглое население. Раскладывались они обычно «по животам и промыслам». Чрезвычайные сборы участились во второй половине XVII в. С 1654 по 1680 г. 2 раза собирались пятая деньга, 5 раз - десятая, 1 раз - пятнадцатая, а также прошел рублевый сбор с торговых людей. Несколько раз собирались «запросные» деньги на войны. Купцы-промышленники также должны были уплачивать часть прибыли абсолютистскому государству. За эксплуатацию рудных месторождений и лесных угодий, которые находились на государственной земле, промышленник вносил в XVII в. определенное количество изделий по установленным ценам и оброк. Затем в 1719 г. с металлургических предприятий начали брать одну десятую «прибытка» - десятину, но в силу больших трудностей, связанных с установлением действительной прибыли заводчиков, через несколько лет налоговая система была изменена: государство стало брать налог с пуда выплавленного чугуна, а с 1739 г.- с доменной печи. Медеплавильные предприятия, как некоторое время и железоделательные, уплачивали государству натурой каждый десятый пуд меди.
В дополнение к постоянным государевым податям и чрезвычайным налогам население посадов, находившееся в феодальной зависимости, платило еще ренту феодалу. При раскладке государевых налогов внутри посадского населения происходила острая -классовая борьба, мятежи и ссоры «торговых лучших людей» с «маломощными людьми». Последние часто выдвигали требования раскладывать государево тягло не с земли или с двора, а с «прожиточности».
Зависимое население платило феодалу-монастырю оброк с лавок, амбаров, житниц, промышленных заведений потому, что все эти постройки стояли на монастырской земле - «на земле пречистой богородицы». Посадское население, пользовавшееся пашенной и сенокосной землей, пахотные люди монастыря уплачивали ренту натурой: хлебом (четвертый, пятый, шестой сноп) и сеном. Кроме денег и продуктов посадское население отрабатывало на монастырь барщину - монастырское «зделье», поденщину и караулы. Землевладелец устанавливал размер и принципы взимания феодальной ренты с посадского и крестьянского населения. В основе установления размера феодальной ренты с монастырских крестьян лежала величина занимаемого земельного участка. Некоторые повинности посадского населения устанавливались в зависимости от населенного двора, некоторые - с учетом «прожиточности».
Раскладка государева тягла, как правило, проходила под контролем феодала и под его ответственность, но производилась окладчиками, а рассматривалась и утверждалась на «мирском» совете. При взимании и раскладке государственных налогов «мир» играл значительную роль, он мог даже освободить от уплаты. Как правило, за недоимки крестьянство и мелкий посадский люд отвечали «правежом», т. е. собственной спиной. С усилением феодально-крепостнического гнета крестьян обязывали отвечать даже за долги землевладельца.
В XVII в. большинство государевых налогов взыскивалось деньгами, но некоторые налоги, например стрелецкий хлеб, хлебные запасы, сибирский хлеб, уплачивались натурой (1). Городское население в 1672 г. начало платить хлебный стрелецкий налог деньгами, а деревенское продолжало уплачивать натурой еще семь лет, до тех пор, когда была введена новая денежная стрелецкая подать. Вообще следует отметить, что взимание податей деньгами начинается раньше в посадах и у черносошных крестьян; ряд налогов посадское население уплачивало деньгами, а деревенское - натурой.
Многочисленные народности Севера, Поволжья и Сибири платили ясак главным образом пушниной. Ясак платили ненцы (самоеды), ханты (остяки), манси (вогулы), буряты, башкиры и другие народности. В отдельных случаях ясак собирали местные князья, которые сами часто освобождались от его уплаты. Прибывшие в 1555 г. послы Едигея из Сибири предложили давать дань со всякого «черного» человека «по соболю, да по белке с человека, а черных людей, сказывали, у них 30 700» (2). Размер ясака, конечно, менялся. Платили по 5 соболей поголовно с человека, а в некоторых случаях - по 10 соболей с лиц мужского пола от 16 до 50 лет (3). При поголовном обложении ясаком делались иногда различия между богатыми и бедными ясачниками - «окладной» и «бобыльский» ясак. Воеводам
----------------------------------------
1. См.: Акты исторические. 1841. Т. III. № 132. С. 206.
2. ПСРЛ. 1904. Т. XIII. Первая половина. С. 248.
3. «И мы их пожаловали, вмели им ясык платить в Перми Великой и велено тебе с них ясак кмати в Перми с человека по пяти соболей» (Акты Археологической экспедиции. 1836. Т. II. № 75. С. 168).
----------------------------------------
предоставлялось право взимать ясак («но людям и по промыслам». За отсутствием мехов в крайнем случае разрешалось принимать в уплату ясака кожи, лосиные и оленьи, а также деньги; крайне редко ясак уплачивался хлебом. Лишь с 1767 г. разрешено было платить ясак хлебом. Кроме ясака взимались так называемые государевы, воеводские, подьячьи поминки, причем в некоторых случаях не с человека, а с лука.
Весь XVII в. характеризуется громадным ростом финансового обложения тяглого населения. В 1665 г. патриарх Никон, жалуясь на царя в письме к восточным патриархам (перехваченном царскими агентами), писал: «Берут людей на службу, хлеб, деньги, берут немилостиво; весь род христианский отягчил царя данями сугубо, трегубо и больше, и все бесполезно» (1).
Налоговая политика служила важнейшим средством первоначального накопления капитала в России. По мере окончательного закрепощения крестьян, завершавшегося в середине XVII в., росла и феодальная эксплуатация: увеличивались не только прямые, но и косвенные налоги, хотя их рост и наталкивался порой на решительное сопротивление налогоплательщиков. Так, попытка увеличить пошлину на соль на 2 гривны с пуда в 1646 г. кончилась крахом, вызвав так называемый «соляной бунт». Часто царское правительство отдавало кабацкие и таможенные доходы на откупа, очень разорительные для населения, но более удобные правительству, поскольку они сразу обеспечивали деньги; иногда правительство и само собирало эти налоги.
Перед войной с Польшей кабацкие откупа были уничтожены и торговля «питей» сделалась казенной монополией. Но слабость финансового аппарата вынудила вновь возвратиться к откупам «для пополнения государевой казны ратным людям на жалованье» и потому, что «медныя деньги по его государеву указу отставлены и торговать ими не велено» (2). По имеющимся данным росписи 1680 г., денежные доходы государства достигали 1,5 млн. руб., в том числе косвенные доходы, таможенные и кабацкие, давали 650 тыс. руб.,
-------------------------------------------
1. Ключевский В. О. Соч. М., 1957. Т. III. С. 243.
2. Милюков П. Н. Государственное хозяйство России в первой четверти XV11I столетия и реформы Петра Великого. СПб., 1905. С. 61.
--------------------------------------------
или почти 45 % доходов бюджета. Прямые налоги, стрелецкие, «полоняничные», оброчные, ясак, «запросные» деньги, составляли в доходной росписи примерно столько же.
В 1681 г. вновь делается попытка уничтожить откупа, составлявшие серьезный источник обогащения откупщиков и одно из средств создания крупных капиталов в России.
Крестьяне Сибири, переселившиеся главным образом с Севера, отбывали государственные повинности, как уже отмечалось, в форме государевой пашни (пашня, помол государева хлеба, постройка амбаров и т. д.) и путем изготовления различных государевых изделий. Вначале размер государевой пашни был различен. В конце XVI в. пашенные крестьяне Пелымского уезда обрабатывали государеву пашню из четвертого снопа, затем их доля была увеличена до половины. В течение XVII и начале XVIII в. размер государевой пашни стал более определенным и находился в известном соотношении с величиной участка пахотной земли. Но частые изменения размеров участков вынудили ввести в 1721 г. новый принцип обложения: пашенные крестьяне Сибири обязывались пахать десятинной пашни на каждый двор по десятине и получетверти десятины в поле. Таким образом, размер государевой пашни не ставился уже в зависимость от количества земли у крестьян, а определялся числом дворов. На протяжении XVII в. незначительная часть крестьян Сибири уплачивала государственные повинности натурой, в виде хлебного оброка. Вначале оброк устанавливался также в зависимости от размеров государевой пашни, затем с 1721 г. его стали взимать с каждого двора по 4 четверти без полуосьмины ржи и столько же овса, а потом, как и во всей России, оброк взыскивали с «души». Около трети сибирских крестьян уже в начале XVIII в. платили государству денежный оброк, но основную роль продолжала играть десятинная пашня.
Крестьянство Сибири несло также еще одну тяжелую повинность - ямскую гоньбу. Кроме того, оно уплачивало государству в начале XVIII в. многие налоги деньгами. Размер денежных налогов, различных «изделий» был не менее обременителен, чем основная повинность - государева пашня или хлебный оброк. Налоги крестьян Сибири все возрастали. В ответ на это очень часто вспыхивали народные волнения и участились побеги крестьян.
Эпоха Петра I с ее огромными затратами на войны с Турцией, Швецией, Персией, на создание мануфактур, морского флота, строительство городов предъявила колоссальные требования к финансовой системе. При этом военные расходы занимали в государственном бюджете петровского времени основное место, достигая в 1701 - 1710 гг. 3/4 всех государственных расходов. Петр неустанно повторял, что стране необходимо «денег как возможно сбирать; понеже деньги суть артериею войны» (1)
Введение многих новых налогов, расширение круга налогоплательщиков, широкое развитие различных оброчных сборов, казенных монополий на вино, меха, икру, смолу, расширение доходов, особенно в начале XVIII в., от монетного дела (путем чеканки неполновесной серебряной монеты и выпуска медных монет), реформа прямых налогов, введение подушной подати - все это увеличило государственные доходы в несколько раз, главным образом за счет феодального крестьянства.
«Прибыльщики» Петра систематически увеличивали число налогов, прямых и косвенных, обыкновенных и чрезвычайных. Вводились военные налоги: рекрутские, корабельные, драгунские, седельные, подворные и др. В итоге насчитывалось более 30 различных налогов, а в некоторых районах страны и более. Многочисленные сборы и налоги обременяли население «назойливым июльским оводом, приставая,- по словам историка,- к плательщику на каждом шагу» (2). Так, были введены сборы и налоги: ледокольный, водительный, трубный, с мостов и переправ, с судов, с клеймения платья, с лавок, посаженный, погребной, хомутейный, поземельный, померный и весчий, подушный, пчельный, банный, мельничный и т. д.
Правительство, не удовлетворяясь доходами от обложения, само продавало многие товары, получая доходы и от торговли. Значение государственных монополий было расширено: кроме таких товаров, как вино, табак, меха, икра, клей, была установлена монополия на соль, табак, деготь, рыбий жир и др. Государственная прода-
-------------------------------------------
1. ПСЗ. Т. IV. № 2330. С. 643.
2. Ключевский В. О. Соч. Т. IV. С. 133.
-------------------------------------------
жа этих товаров давала большие доходы, составляя солидный процент бюджета.
Все, что не представляло государственной монополии, облагалось сетью налогов, податей, сборов и т. д. Весьма широко использовалась также система откупов. На откупа сдавалось право на рыбную ловлю, сенные покосы, постоялые дворы, мельницы и мельничные сборы, бани, мосты и перевозы.
Таможенный доход,- главным образом с товаров внешней торговли, играл большую роль. Таможенная политика Петра, принося значительный государственный доход, вместе с тем охраняла нарождавшуюся, молодую мануфактурную промышленность. Своей таможенной политикой Петр продолжал развивать принципы ограничения иноземного капитала, выраженные еще в Новоторговом уставе 1667 г. Петр увеличил налогообложение торговли и промышленности. Сбор десятой деньги с торгово-посадского населения превратился в постоянный налог. Наравне с посадскими людьми, платили десятую деньгу и торговавшие в Москве. Хотя внутренние пошлины играли меньшую роль, чем раньше, все же Петр широко использовал налоги на внутреннюю торговлю как объект фиска, что, конечно, сдерживало ее рост.
Кроме рублевой пошлины, введенной еще 1653 г., была установлена пошлина на товары, покупавшиеся в своих городах, товары, привозимые на ярмарки и торжки. В поисках средств Петр в начале XVIII в. изъял в пользу государства значительную часть феодальной ренты, получаемой монастырями, создав для управления монастырскими доходами специальный Монастырский приказ. Лишь позднее церкви было возвращено право распоряжаться монастырскими доходами.
Для изыскания новых налогов создали специальный институт «прибыльщиков», «вымышленников», которые выдумывали объекты обложения - от имущества до бороды. Страну наводнили фискалы, которые должны были выявлять казнокрадов и взяточников, однако казнокрадство процветало, и в немалой степени этому содействовали сами фискалы, назначенные бороться с казнокрадством.
Так, «прибыльщика» Курбатова за взятки и казнокрадство предали суду, а «обер-фискала» Нестерова казнили. О размахе взяточничества и казнокрадства говорят, например, такие сведения: из 100 собранных податных рублей только 30 попадали в казну. Многочисленные указы, угрожавшие самыми жестокими наказаниями за казнокрадство, лихоимство и т. д., свидетельствуют о том, как широко проникли эти язвы в жизнь тогдашнего Русского государства и как мало действенны были правительственные угрозы.
Петр вместе с тем указывал на необходимость «великого бережения» денег: «...смотреть во всем государстве расходов, и ненужные, а особливо напрасные отставить» (1). Он ошибочно полагал, что тяжесть налогов определяется не столько размером их, сколько неудовлетворительной раскладкой и сбором. Однако даже самая правильная раскладка таких больших налогов не могла освободить крестьянство и посадское население от неимоверного феодального гнета. Как писал И. Т. Посошков, «покушаются с одного вола по две и по три кожи здирать» (2). Общая сумма податей, сборов, поступавших в казну, выросла в текущей валюте с 1,5 млн. руб. в 1680 г. до 3 млн. в 1701 г. и до 8,5 млн. руб. в 1742 г.; в золотой валюте увеличилась примерно в три раза. Рост обложения сопровождался ростом недоимок, неплательщиков податей ставили «на правеж».
За неуплату налогов и долгов как неплательщиков, «так и поручиков их» (по откупам, подрядам, государственным недоимкам, частным долгам) указано было отсылать на работу в Петербург, в Адмиралтейство, в галерную работу, а женщин - в прядильный дом и за работу засчитывать долговых денег по 1 руб. в месяц и давать корм наравне с каторжными. За неуплату налогов ссылали в Азов, в Сибирь на строительство городов-крепостей. Указом от 15 января 1718 г. предписывалось всех осужденных должников «на правеже» не держать, а заставлять отрабатывать задолженность (3).
Тяглое население разбегалось, отвечало на феодальный гнет восстаниями. Посошков протестовал против крутых «правежей» и рекомендовал правительству быть более осторожным. Исходя из своей антидворянской концепции, он считал неправильным, что дворянство не обложено налогами, и предлагал исправить этот недостаток, хотя и предвидел, что подобное предложение встретит отпор со стороны господствующего класса.
---------------------------------------------
1. ПСЗ. Т. IV. № 2330. С. 643.
2. Посошков И. Т. Книга о скудости и богатстве. С. 208.
3. См.: ПСЗ. Т. V. № 3140. С. 530.
-------------------------------------------
До введения подушной подати, как отмечалось, взимание налогов при Петре происходило «со дворов», исчисленных по переписи 1678/79 гг. Для получения новых данных о численности дворов и населения правительство проводит в 1710 и 1717 гг. новые переписи. Однако результаты были неутешительны. Население страны не возросло, а в ряде районов даже уменьшилось, еще больше сократилось количество дворов при росте числа душ в одном тяглом дворе (с 3,5 до 5,5 души) . Эти дворы должны были не только платить подати за себя, но и вносить налоги, падавшие на пустые дворы.
Любопытно, что рост населения в отдельных районах страны сопровождался снижением числа дворов. Крестьянское и посадское население отвечало на неимоверный рост платежей не только побегами, мятежами, но и укрупнением среднего размера двора. В результате укрупнения дворов казна теряла плательщиков. В то же время денег государству требовалось все больше. О недостатке денег свидетельствует то, что вместо них приказным и другим людям нередко выдавались товары. Прежние источники - монетный доход, монополии и т. д.- были использованы в максимальной степени, число налогов дошло до предела. В этих условиях назревал вопрос о реорганизации финансовой системы. Решение было найдено введением в 1724 г. подушной подати, давшей дополнительные контингенты тяглых людей.
Прежде чем установить подушную подать, выдвигались разные проекты решения финансовых затруднений. Среди них и предложения о дальнейшем ухудшении монеты, усилении откупов, развитии торговли и т. д. В конце концов одержала верх идея подушного обложения - идея не новая, поскольку поголовное обложение населения в примитивной форме на Руси практиковалось и раньше, в период феодальной раздробленности.
Петр впервые предлагает ввести подушную подать в 1717 г., правда, только для посадского населения. Он указывал сенату: «К тому же возможно (ежели нужда в деньгах) на всякие промыслы положить на время прибавку пошлины, также поголовщину по городам, как то во всем свете ведется {кроме деревень), и иные сему подобные, от чего разорения Государству не будет» (1). В этих целях производится новая перепись населения,
----------------------------------------------
1. ПСЗ. Т. V. № 3080. С. 493.
----------------------------------------------
«не обходя от старого до самого последнего младенца». Окончание переписи затянулось и осложнилось утайками «душ», а также и тем, что в перепись были включены многие группы феодального населения: посадские люди, дворовые, холопы и т. д. Так как сведения об итогах переписи («сказки») были во многом неточны, правительство неоднократно назначало их ревизии.
Установив, наконец, численность лиц мужского пола в 4,5 млн. человек, включая в это число «весьма дряхлых, увечных и дураков», т. е. лиц «которые...действия и пропитания о себе никакого не имеют», определили размер подушной подати с крестьянского населения в 74 коп., а с городского, посадского тяглого населения подушная подать вместе с оброком составила 1 р. 20 к. с ревизской души. Таким путем Петр увеличил государственные доходы в несколько раз. Подушная подать с посадского населения заменила почти все другие сборы с него. Сбор казенных платежей с посадов происходил тоже по принципу круговой поруки.
Подушной податью были обложены дворцовые, синодского ведомства, архиерейские, монастырские и церковные, помещичьи и вотчинные, государственные крестьяне. К государственным крестьянам относились черносошные, однодворцы, ясачные (кроме астраханских и уфимских татар и сибирских ясачных иноверцев), пашенные люди разных служб Сибирской губернии, рейтары, солдаты, казаки, пушкари и т. д. и люди разного звания, записанные в поголовную перепись. Дворянство и духовенство освобождались от платежа подушной подати.
Классовая политика правительства проявлялась не только в обложении подушной податью, но и во всей налоговой политике. Так, при платеже ясака киргизами у каждого старшего султана не облагались ясаком 300 лошадей, 200 быков, 200 баранов, у каждого бая - 200 лошадей, 100 быков и 100 баранов; потомки некоторых бывших ханов не должны были платить ясак за 1000 лошадей, 1500 быков и 1500 баранов. Не облагались подушной податью башкиры, татары и мещеряки, отставные солдаты, мастеровые, состоявшие при казенных фабриках и заводах, и некоторые другие группы населения. Холопы обязаны были вносить подушную подать независимо от того, находились они в услужении у помещиков или пахали землю. Это решение сблизило между собой холопов и крепостное крестьянство.
Таким образом, в погоне за новыми налогоплательщиками царское правительство все расширяло контингент лиц, плативших подати. Постепенно бобыли, потом так называемые задворные, деловые, дворовые люди были занесены в перепись и принуждены платить подати. Купечество через некоторое время было также обложено подушной податью, от которой оно освободилось лишь в 1775 г. (1) В общем согласно десятой ревизии около 3 млн. лиц, или около 10,5% населения Европейской России, не платили подушной подати.
Эта финансово-налоговая реформа Петра носила дворянский характер. Обеспечив увеличение государственных доходов, подушная подать усилила феодальный гнет, власть помещиков над крепостными крестьянами, расширила сферу феодально-крепостнических отношений, уничтожила холопство в России как особую форму крепостной зависимости, превратив временных холопов, кабальных людей в потомственных крепостных крестьян.
Украинские казаки, иностранные ремесленники, однодворцы в западных губерниях, колонисты, жители Бессарабии и некоторые другие категории были обложены не подушной, а особыми податями. По мере усиления феодального гнета новые группы населения начинали платить подушную подать; после воссоединения Белоруссии с Россией подушная подать белорусских крестьян составляла 70 коп., причем часть ее уплачивалась мукой.
Характерно, что подушная подать натурой взималась в отдельные периоды и в других местах России: на землях Войска Донского, в Костромской, Ярославской, Тверской и Новгородской губерниях.
Следовательно, натуральные повинности крестьян государству хотя и были заменены, как правило, денежными, тем не менее полностью не исчезли.
В 1765 г. подушная подать распространяется на Юго-Восточную Украину, так называемую Слободскую Украину, а с 1783 г.- на всю Украину, а также на население Остзейского края, платившее ее провиантом и фуражом. Размер подушной подати увеличился с первых
------------------------------------------
1. Вместо подушной подати купечество должно было платить в казну 1 % с капитала, а с 1812 г.- 4,75 % (см.: ПСЗ. Т. XX. № 14516. С. 422).
------------------------------------------
лет введения бумажной валюты и до крестьянской реформы с 70-80 коп. до 3 р. 30 к., или в 4 раза. Очень быстро росла подушная подать посадско-городского населения.
Характерная особенность налоговой системы эпохи феодализма - известное противоречие между принципами правительственного обложения и «мирской» раскладки. Единицей прямого налогообложения волости, вотчины, поместья в России был земельный участок, двор, «душа». Круговая порука родилась у нас намного раньше введения подушной подати. Размер податей, падавших на определенную единицу, определялся затем путем «разметов» и «разрубов» между отдельными «тяглецами», у которых должно было учитываться состояние хозяйства, в первую очередь земли, число рабочих рук и т. д. Правительство предоставляло посадским людям право подворного обложения, сохранялся принцип раскладки «по торгам», «по промыслам», «по землям» и «по тяглу». Подати по числу «душ», как заявляло правительство, в конце XVIII в. полагаются лишь «для удобности в общем государственном счете». «Разрубы» между посадскими людьми должны были основываться на величине торговых оборотов и промыслов. Вокруг «мирской» раскладки податей развертывалась острейшая классовая борьба между верхами и низами посадов. Подушная подать падала также на всю общину государственных крестьян, на всю деревню помещичьих крестьян и т. д. Внутри общины вносились некоторые коррективы: например, в помещичьих деревнях раскладка подушной подати должна была происходить по распоряжению помещиков, по лучшему «по хозяйственному усмотрению».
Раскладка и сбор податей с черносошных крестьян производились самими крестьянами, выборными старостами, то же самое происходило в посадах. Что же касается уплаты государевых податей владельческими крестьянами, то по мере закрепощения их, особенно на протяжении XVIII в., подати государству уплачивались через посредство феодалов-землевладельцев, что еще больше расширяло права последних. На поместье за невзнос податей, согласно законодательству, мог быть наложен штраф или даже секвестр имения; последняя мера почти никогда не применялась. Приказчики, старосты и выборные за неуплату податей подлежали телесному наказанию и отвечали даже своим имуществом.
Круговая порука действовала вовсю: за неуплату налогов отвечало все население общины.
Объектом обложения подушной податью в XVIII в. была ревизская душа - душа мужского пола, независимо от возраста. И лишь у раскольников, плативших двойной оклад подушной подати (одну часть в казну, другую - штраф в синод), облагались податью в половинном размере и лица женского пола (1).
Так как подушная подать устанавливалась в зависимости от числа ревизских душ, крестьянам приходилось платить за малолетних детей (мальчиков), стариков и больных. Кроме того, часто помещики, используя право раскладки податей, заставляли крестьян платить подушную подать, которую должны были внести дворовые люди. Распределялась она крайне неравномерно; например, бедный крестьянин, имевший трех малолетних сыновей, уплачивал в два раза больше зажиточного, имевшего одного взрослого сына. Однако правительство иногда отступало от принципа обложения, разрешая, например, крестьянам Сибири верстаться при подушной подати «по земле и по их тяглам».
Подушная подать, таким образом, обнаружила свою несостоятельность, и уже через несколько лет после введения встал вопрос о ее реформе, так как «не токмо крестьянство, на которое содержание войска наложено, в великой скудности обретается, и от великих податей и непрестанных экзекуций и других непорядков в крайнее и всеконечное разорение приходит; но и прочие дела, яко коммерция, юстиция и монетные дворы, весьма в разоренном состоянии обретаются» (2).
И. Т. Посошков, резко критикуя подушную подать, предлагал устанавливать налоги в зависимости от величины земельного участка. Через 100 лет Н. И. Тургенев также высказывал мысль о введении вместо подушной подати поземельного налога (3).
Предоставление крестьянам права учитывать внутри общества, селения «выгоды от земли» при раскладке подушной подати не устраняло того обстоятельства, что местности, находившиеся в неодинаковых условиях, платили одинаковую подушную подать.
-----------------------------------------
1. Это положение было отменено в 1782 г. (ПСЗ. Т. XXI. № 15473. С. 634). Раскольники, жившие на границе, всегда платили один оклад подушной подати (ПСЗ. Т. XI. № 8083. С. 98).
2. ПСЗ. Т. VII. № 5010. С. 734.
3. См.: Тургенев Н. И. Опыт теории налогов. М., 1937. С. 69.
------------------------------------------
Царское правительство пыталось преодолеть недостаток подушной системы, выражавшийся в несоразмерности налога с доходностью земли, разделением в конце XVIII и начале XIX в. губерний страны на классы. Но и это не устранило затруднений, поскольку в одной и той же губернии при одинаковом размере подушного налога сельские общества имели крайне различное количество земли и притом разного качества.
Комиссия по пересмотру податей накануне крестьянской реформы считала, что недостатком подушной подати было то, что она не давала возможности достигнуть уравнительного распределения сборов между плательщиками в соответствии с их доходами, поскольку налагалась не на доходы или имущество, а прямо на податное лицо.
В 40-50-х годах XIX в. делается попытка при установлении оброчной подати государственных крестьян исходить не из числа душ, а из величины земельных участков в соответствии с их доходностью. В 1845 г. эта система была введена в Петербургской и Воронежской губерниях. В общем оброк с земли и промыслов взимался в 19 губерниях с 3843 тыс. душ государственных крестьян, а с 3508 тыс. человек оброчная подать взималась по старой системе. Начиная с первого года введения подушной подати и до ее отмены недоимки были неизбежным явлением, увеличиваясь в отдельные годы до особенно высоких размеров, несмотря на самые строгие указы правительства о борьбе с недоимками. Выколачивая из тяглого населения, в первую очередь из забитой деревни, налоги, царское правительство создало специальный доимочный приказ, неоднократно меняло порядок сбора податей, передавая этот сбор иногда из рук гражданских властей в военные. За неуплату податей продавали имущество, наказывали батогами, ссылали.
По указу от 19 мая 1769 г. старост и выборных забирали в случае неуплаты крестьянами подушной недоимки под караул и использовали на тяжелых работах без платежа заработанных денег вплоть до полной уплаты податей; за недоимки податей казенных крестьян отвечало все селение.
Взимание недоимок большею частью по-прежнему сопровождалось «правежом». Н. С. Мордвинов, будучи председателем Государственной экономии, сообщал Государственному совету, что оброки и подушные собираются с употреблением пыток. Круговая порука, отмененная лишь в начале XX в. (1903 г.), была важнейшим орудием царского правительства при взимании податей. Безнадежные недоимки царское правительство вынуждено было «складывать» особыми «высочайшими указами», приурочивая их к каким-либо политическим событиям: окончанию войны, началу нового царствования и т. д.
На Украине до введения подушной подати во второй половине XVIII в. налоговая система имела свои особенности. Например, доля уплаты натурой там была несколько выше, чем в Великороссии. Казачество в отношении податей было привилегированным сословием. При вступлении в гетманство предатель Мазепа выговорил «ничего не брать в войсковой скарбь с доходов генеральных старшин и всяких знатных особ».
В 1783 г. якобы с целью гарантированного получения доходов была официально закрепощена значительная часть украинского крестьянства. Вместо рублевого оклада там вводится оброк по 1 руб. с каждой души мужского пола с посполитых, т. е. с казенных, крестьян, и подушная подать в размере 70 коп. По 70 коп. подушной подати брали с монастырских, церковных и помещичьих крестьян. Согласно этому указу украинское купечество должно было уплачивать «с капиталов, по совести ими объявленных, по одному со 100» (1).
Казакам, мещанам и казенным крестьянам специальным постановлением предоставлялась возможность раскладывать между собой причитавшиеся с них налоги, а в помещичьих деревнях подробная раскладка установленных с крестьян податей оставалась на усмотрении помещиков, поскольку «подати с мещан и крестьян казенного ведомства и помещичьих полагаются по числу душ единственно для удобности в общем государственном счете» (2).
Постановление с небольшими изменениями было распространено и на Слободскую Украину, Белоруссию, а также Рижскую, Ревельскую и Выборгскую губернии. В Белорусском наместничестве сохранился и налог в натуре - провиантом. В прибалтийских губерниях подушная подать заменила налоги, ранее взимавшиеся с гаков, монталей, гемолтов и пр.
-------------------------------------------
1. ПСЗ. Т. XXI. № 15724. С. 908.
Там же. С. 911.
---------------------------------------------
Во второй половине XVIII в. в результате роста налогов обыкновенные доходы бюджета повысились с 18,5 млн. руб. в 1763 г. до 73 млн. в 1796 г. Главную часть доходов давали подушная подать, оброк, питейные, таможенные, соляные сборы и «горные» доходы.
И все же значение подушной подати на протяжении второй половины XVIII и первой половины XIX в. снизилось. Если в год своего введения эта подать давала свыше половины всех доходов государства, то в конце первой четверти XIX в. на ее долю приходилось уже меньше трети доходов, а с учетом чрезвычайных расходов - и того меньше. В последние годы существования она не давала и 10% обыкновенных доходов государственного бюджета. Подушная подать вступала во все большее противоречие с экономическими условиями жизни крестьянства. Поскольку она взималась с мужского населения, а зажиточность крестьян была неодинакова, то по мере роста дифференциации среди крестьянства неравномерность обложения все увеличивалась.
Подушная подать была отменена (кроме Сибири) в 1887 г. Вначале отмена касалась мещан: имелось в виду устанавливать налог в зависимости от недвижимого имущества и величины промыслов. В 1906 г. подушная подать была отменена также в Сибири и вместо нее установлена оброчная подать, которая определялась главным образом исходя из доходности земли (как правило, этот принцип не проводился в жизнь).
Оброчная подать с государственных крестьян, введенная при Петре I, была отменена в 1886 г., причем ее отмена сопровождалась увеличением платежей бывших государственных крестьян под видом перевода их на выкуп. На самом же деле сумма оброчной подати увеличилась на две трети, и крестьянство должно было выплачивать ее в течение 44 лет.
Второе (после подушной подати) место в государственных доходах во второй половине XVIII в. занимали доходы от питейных сборов, давно уже игравшие важную роль в финансовой системе России, хотя иногда и делались попытки ограничить продажу водки. В большей мере питейные доходы получались в форме откупов.
Откупа составляли характерную особенность финансовой системы феодально-крепостнической России на протяжении нескольких столетий. Они были неразрывно связаны с монополией царского правительства на торговлю отдельными товарами и являлись важнейшим методом первоначального накопления в России. М. Чулков считал, что они, а также подряды играли большую роль, чем торговля (1). На откупах и монополиях нажили колоссальные состояния Строгановы, Шуваловы, Кокоревы, Злобиновы и др.
Среди различных откупов первое место принадлежало винным. Прибыль откупщиков от продажи водки во много раз превышала их платежи в казну. Винные откупа, тяжелейшим образом отражавшиеся на народном хозяйстве и на жизни народа, практиковались и в XIX в.; в 1819-1827 гг. откупная система была заменена казенной продажей, но затем откупа были введены вновь, и лишь после крестьянской реформы в 1863 г. им на смену пришла акцизная система. На откупа часто сдавались также таможенные, внутренние и портовые сборы.
Банкир Блиох признавал, что экономические последствия откупов для народа хорошо известны: это, можно сказать, повторное его закрепощение. Финансово-кредитная система царизма, в частности откупная система, подвергалась острой критике со стороны революционных демократов А. И. Герцена, Н. П. Огарева, Н. Г. Чернышевского. Огарев в 1856 г. писал: «Мужик вырабатывает хлеб и продает четверть ржи за два целковых. Из этой четверти сделают семь ведер вина и продадут мужику в розничной продаже каждое ведро по семи целковых, т. е. четверть ржи, переделанная в вино, 2 р. переходит в 49 р. Налог невероятный!» (2)
Значительную статью доходов в бюджет России (как и многих государств) составляли соляные сборы. В конце XVIII в. (1796 г.) этот косвенный налог, уплачиваемый населением, давал свыше 5 млн. руб., т. е. всего лишь на 1 млн. руб. с небольшим меньше доходов от таможенных пошлин.
Во второй половине XVIII в. бюджет России достигал значительных сумм, из них больше половины расходовалось на содержание армии и флота (в 1763 г.- 53%). Затем данная статья расходов несколько уменьшилась (в 1796г.- 37,4%). Этот период ознаменовался дальнейшим усилением эксплуатации крестьянства и
--------------------------------------------
1. См.: Чулков М. Историческое описание российской коммерции. М., 1781. Т. I. Кн. I. С. 31.
2. Огарев Н. П. Избранные социально-политические и философские произведения. М., 1952. Т. I. С. 113.
--------------------------------------------
посадского населения и, как мы видели, значительным ростом налогов. Налоги были совершенно непосильными для населения: даже по официальным данным, «каждый крестьянин, не исключая ни престарелых, ни малолетних, платит от осьми и до десяти рублей» (1).
Круговая порука тяглого сословия, откупа и т. д.- все это были неизбежные атрибуты феодальной финансово-налоговой системы. Того, что финансовое состояние России в начале второй половины XVIII в. было крайне тяжелым, не могла не признать и сама Екатерина II вскоре после своего вступления на престол.
С целью покрытия дефицитов в бюджете прибегали к различным мерам, среди которых были и увеличение цен на водку, и обложение чрезвычайной податью фабрик и заводов, и предложение купечеству (которое до 1775 г. тоже платило подушную подать) откупиться за определенные суммы от подушного оклада, и т. д. Но все это не смогло покрыть дефицит бюджета, составивший за вторую половину XVIII в. свыше 200 млн. руб. Пришлось прибегнуть к новым средствам: выпуску ассигнаций, значительному государственному долгу (внешнему и внутреннему).
Углубление кризиса феодально-крепостного хозяйства в первой половине XIX в., медленный рост производительных сил осложняли финансовое положение страны. К проблеме финансов было приковано внимание передовых русских людей - дворянских революционеров, в частности П. И. Пестеля, Н. И. Тургенева и др. Пестель в программном документе Южного общества декабристов «Русской правде» высказывался за отмену подушной подати и введение прогрессивного подоходно-поимущественного налога. Причина расстройства финансов и денежной системы заключалась в общих условиях экономического и политического развития страны. Разложение крепостничества проявлялось во всех областях экономической жизни, в том числе и в финансово-денежной.
В первой половине XIX в. в стране был глубокий финансовый кризис, унаследованный от предыдущего века. Дефицит бюджета, использование печатного станка для чрезмерного выпуска ассигнаций (способа, испробованного правительством и раньше), огромные
------------------------------------------------
1. Архив Государственного совета. СПб., 1869. Т. I. Ч. II. С. 471
------------------------------------------------
недоимки налогов, свидетельствующие о чрезмерной тяжести налогового пресса для трудящихся,- все эти явления существовали и в России XVIII в. Но усиление кризиса крепостного хозяйства в первой половине XIX в. и войны обострили финансовый кризис. В течение многих лет первой половины XIX в. бюджет был хронически дефицитным. За 1845-1861 гг. дефицит бюджета составил свыше 1 млрд. руб. И вновь, как и раньше, дефицит покрывался в основном путем выпуска во все больших размерах внутренних и внешних займов, а также бумажных денег.
Налоговая политика носила четко выраженный классовый характер: господствующий класс почти не платил налогов, переложив их главным образом на плечи крепостного крестьянства. Составление государственной сметы доходов и расходов находилось в неудовлетворительном состоянии. Господствующий класс скрывал состояние финансов от народа; роспись доходов и расходов не обнародовалась.
Главная часть доходов бюджета приходилась на подати (подушную, оброчную) и налоги (питейный, соляной, таможенный и др.). Перед крестьянской реформой первое место в бюджете (около 30%) стал занимать питейный доход.
По мере развития товарного производства и капиталистических отношений в стране все большее значение приобретали как источники покрытия чрезвычайных расходов выпуск ассигнаций, внешние и внутренние займы. Внешние займы в первой половине XIX в. начинают играть существенную роль в покрытии дефицитов бюджета, поскольку внутренних доходов для этого не хватало, несмотря на жесткие методы выколачивания налогов у основного налогоплательщика - крестьянина.
В 1820 г. царское правительство получает 5%-ный заем у банкиров Берринга в Лондоне и Голе в Амстердаме. Через два года России предоставил заем Парижский дом Ротшильда на тех же условиях; первый заем дал 27,3 млн. руб. серебром, а второй - 31,2 млн. Голландские банкиры кредитовали царское правительство еще в 1828, 1831 и 1832 гг. В 1842 и 1843 гг., согласно указам, были выпущены еще два внешних займа по 8 млн. руб. серебром, первый из которых предназначался для строительства Петербургско-Московской железной дороги. Неурожай во многих губерниях России, крупные расходы, связанные с интервенцией Николая I в Венгрию, еще больше расстроили финансы. Царское правительство наряду с выпуском бумажных денег добивается нового внешнего займа.
Дорого обошлась России Крымская война: дефицит бюджета за четыре года войны составил 797 млн. руб. Во время войны правительство пыталось получать внешние займы. В 1854 г. был заключен договор на заем в 50 млн. руб., а в следующем году опять пришлось прибегнуть к внешнему займу.
В общем на протяжении первой половины XIX в. государственный долг России непрестанно возрастал не только абсолютно, но и по отношению к размеру бюджета. Если в начале XIX в. сумма государственного долга (внутренние и внешние займы, ассигнации) равнялась почти четырем годовым бюджетам России, то накануне крестьянской реформы государственный долг превышал ежегодный бюджет уже примерно в восемь раз. В результате уплата процентов поглощала в отдельные периоды от 10 до 20 % бюджета, а в 1860г. платежи по государственным долгам равнялись уже 26,6% бюджета.
Огромных расходов требовали армия и флот. В 1804 г. из 122 млн. руб. бюджета по этой статье было израсходовано почти 53 млн., в 1812 г. из 342 млн. руб.- 184 млн., в 1813 г. из 423 млн. руб.- 285 млн.; в 1855 г. из 526 млн. руб.- 270 млн. Русский народ одержал в Отечественной войне 1812 года величайшую в своей истории победу, но в финансово-экономическом отношении страна была крайне разорена. Специальные военные расходы на Отечественную войну 1812 г. равнялись 157 млн. руб. ассигнациями (1), а расходы по бюджету на армию и флот составили за три года (1812-1814) 769 млн. руб. ассигнациями, т. е. война стоила, не считая других колоссальных потерь, свыше 900 млн. руб.; она сильно ухудшила состояние народного хозяйства страны.
Финансы страны были расстроены; царскому правительству пришлось ввести новый подоходный налог - "процентный сбор с доходов от недвижимых имений" (однако он не оправдал возлагавшихся на него надежд и был отменен в 1820 г. из-за больших недоимок по налогу у дворянства).
-------------------------------------------
1. См.: Русский архив. 1874. № 9. С. 735.
-------------------------------------------
В условиях хронического дефицита бюджета и при огромной потребности в деньгах, вызванных войнами, царское правительство продолжало сверх меры для покрытия дефицитов использовать печатный станок. Положение усугублялось еще и тем, что войска Наполеона ввезли в Россию немало фальшивых ассигнаций. Выпуск бумажных денег пагубно отражался на народном хозяйстве. В целях поддержания курса ассигнаций правительство ввело их принудительное обращение. Налоги и недоимки стали взиматься ассигнациями по 2 руб. за 1 руб., различные доходы (таможенные, лесные и др.) - по 3 руб. за 1 руб. серебром; все платежи между частными лицами должны были совершаться ассигнациями.
Тяжелое финансовое положение в России в первой половине XIX в. было одним из показателей разложения крепостного хозяйства. Потребности экономического развития требовали создания нового механизма обмена, новой финансовой, денежно-кредитной системы, уничтожения феодально-крепостнических отношений, тормозивших рост производительных сил в стране.
   Про ипотеку

Особенности социальной ипотеки

Способы погашения ипотечного кредита

Условия ипотечного кредитования

Причины отказа по ипотечному кредиту


   Про страхование

Страхование загородной недвижимости

Автокредит - экономим на страховке

Cтрахование автотранспорта

Основные ошибки при автостраховке

   Про инвестиции

Инвестиции и критерии оценки их эффективности

Инвестиции в драгоценные металлы

Покупка акций как вариант инвестирования

Облигации как объект инвестирования

Что выбрать - фондовый рынок или недвижимость?


© Копирование материалов данного сайта запрещено